Ешь и убирайся прочь выкрикнул хозяин ресторана швырнув корку хлеба бездомной старухе. А когда та ответила, упал на колени и зарыдал

Сергей откинулся в кресле и улыбнулся своим мыслям. Да, его детище, его ресторан, может по праву называться лучшим в городе. Здесь и изысканная кухня, и лучший персонал, и обстановка…

К этой своей мечте Сергей шёл более двадцати лет. А как он начинал…

Время как раз выдалось непонятное – девяностые…

Но это была та пора, когда нужно было быстро решать, действовать, часто рисковать. И, конечно, нужны были деньги. Тогда Сергею хорошо помог дед. Иван Петрович продал дачу и деньги внуку отдал со словами:



«Нам с бабушкой дача эта ни к чему уже, возраст не тот, а ты, я гляжу, в бизнесмены наметился».

Сергей тогда на рынке только-только контейнер с одеждой открыл. Деньги деда он правильно вложил – вначале это была небольшая закусочная, там же на рынке. Потом открыл кафе у вокзала. Дальше – больше. Раскручивался, раскручивался. И вот теперь у него лучший ресторан в городе! А шеф-повар из самой Италии!

У дверей кабинета раздались громкие голоса, Сергей отвлекся от своих мыслей.

— Нет, опять эта бабка! – возмущалась Ниночка, официантка. – Надоела уже!

— И не говори! – вторила ей другая официантка Света.

Сергей поднялся с кресла и подошёл к окну. Да, опять на улице стояла та самая старуха. Возможно, что не такая она была и старая, просто неухоженная какая-то – замызганная одежда, седые грязные волосы, серое, то ли от грязи, то ли от болезней и недоедания, лицо…

Одним словом, бомжиха…

Она просто стояла и глядела в окна зала ресторана, где посетители смаковали блюдами. Смотрела и сглатывала голодную слюну…

В кабинет осторожно постучали.

— Сергей Николаевич, опять эта бомжиха, — пожаловалась Ниночка.

— А где у нас Павел? – раздраженно спросил Сергей, — неужели решать проблему с бомжами должен я, а не охранник!

— А Паша её отгонял, — появилась в дверном проеме Светлана, — а она опять стоит. Может, полицию вызвать?

Сергею не хотелось никой шумихи вокруг своего ресторана, но эта старуха только отпугивала посетителей. Некоторые её замечали, морщились – понятное дело, какой тут аппетит, когда на тебя через окно смотрит такое пугало. Сергей позвонил в полицию и попросил без лишнего шума, просто увести старушку подальше от его ресторана. Вскоре приехали два сотрудника ППС, посадили бомжиху в машину и куда-то увезли. Сергей это все видел. Старушка и не сопротивлялась, послушно полезла в будку…

А Сергей думал:

«Вот почему она на старости лет бомжует? Спилась, наверное, или дети бросили?»

И вспомнилась ему своя бабушка – такая милая, добрая женщина. Всегда аккуратная, чистенькая…

Она такие пироги с яблоками пекла! Екатерина Ильинична вместе с Иваном Петровичем, дедом, с пяти лет воспитывали Сергея. Его отец погиб в аварии. А маму он почти не помнил…

Как-то она быстро исчезла из жизни сына после смерти мужа. Бабушка с дедушкой сказали тогда маленькому Серёжке, что мама далеко уехала. А он всё её ждал, плакал. Хотел было найти – даже письма писал в милицию с просьбой найти его маму. Ему тогда семь лет было, только писать научился. Письма эти возвращались к деду. Он в сам в управлении города тогда работал. А потом они в Москву засобирались. Сережке десять лет было – он заартачился мол, мама вернётся, а его нет.


— Да умерла твоя мать! – тогда в сердцах проговорилась бабушка, — спилась и замёрзла где-то под забором!

Сережка так и замер. Дед что-то забурчал на бабушку – мол, так нельзя резко, а она отвернулась и заплакала.

— Да я разве я не понимаю? – всхлипнула она, — да сил больше нет молчать…

Дед её приобнял за плечи, что-то прошептал на ушко, потом они разом к Серёжке повернулись и его к себе привлекли.

— Внучок, ты не переживай так! Мы тебя никогда не бросим! И мы очень тебя любим.

Серёжка прижался к дедову плечу и не мог поверить, что его мама, такая красивая и веселая, какая она была в его памяти, больше никогда к нему не придет. А он так ждал…

Но с годами боль утихла, всё забылось. Дед, как и обещал, во всем и всегда поддерживал Сергея. Даже когда он решил торговлей заняться, потом кафе открыл. У Ивана Петровича связи ведь были, да и деньги водились. А кому ему, как не внуку, помогать? Умерли они с бабушкой в один год, когда Сергей свой первый простенький ресторанчик открыл – в один год, друг за другом. Но Сергей к тому времени уже был не одинок, не так ему было больно от потери близких людей. Он женился на самой лучшей женщине в мире – на своей Маше…

У них уже сынишка подрастал. Колькой назвал его Сергей – в честь отца. Дед с бабушкой так рады были, что правнука дождались! А потом ушли. Потом у Сергея ещё и дочка родилась. Хотел он назвать в честь мамы, но вспомнил ее историю и передумал, да и Маша была против – ей казалось имя Валентина не очень современным. Вот куда дело Анжелика! Тут Серёга восстал. Сошлись на Катюшке. Сейчас сын и дочка уже взрослые. Сын возможно скоро женится. А Сергей с Машей и не против – хорошая у него девушка. Да и им уже по полтиннику стукнула – пора и о внуках задуматься. Да, для Сергея семья – это святое. Но и бизнес он свой держит крепко. Все у него удалось…

Неделю у ресторана было тихо. Но как-то утром Сергей, приехав на работу, решил обойти здание ресторана – осмотреть, всё ли в порядке…

Он зашёл на задний двор и остолбенел у служебного входа стояла та же самая бабка-бомжиха! А рядом с ней новенькая уборщица Лиза.

— Берите, бабушка, кушайте, ещё горяченькое! – девушка протянула старушке на пластиковой тарелочке еду.

Там было картофельное пюре и пара котлеток.

— Спасибо тебе, милая, — пробормотала бомжиха и осторожно взяла тарелку.

— Ой, я ложку забыла! – воскликнула Лиза и повернусь было сбегать за прибором, как увидела в двух шагах начальника, — Сергей Николаевич, вы…

Девушка запнулась и замолчала, покраснела.

— Лиза, что здесь происходит? – спокойно спросил Сергей, хотя в душе бушевала буря.

Значит, он заботится об имидже своего ресторана, а некоторым работникам на это наплевать? Теперь ему стало понятно, почему эта старуха ошивалась около ресторана – прикормили еен тут.

— Сергей Николаевич, вы не подумайте, я не ворую, — оправдывалась девушка, — я это своё приношу. Ну, жалко бабушку.

— Жалко?! – вскричал Сергей вне себя от злости, — ты привечаешь здесь всякую шваль, которая заразу разносит? Ты подумала о наших посетителях? Это успешные и уважаемые люди…

Лиза опустила глаза, не решаясь что-то ответить, в руках она сжимала кусочек хлеба, который забыла отдать старушке. А старушка все это время стояла рядом и пыталась что-то сказать этому разъяренному начальнику, защитить бедную девушку, но Сергей её и слушать не хотел, лишь брезгливо морщился, глядя на неё.

— Милый человек, не ругай Лизу, она как лучше хотела, — наконец вставила свое слово и бомжиха.

Сергей в ярости посмотрел на старуху, потом перевел взгляд на девушку. А в следующую секунду он сделал такое, чего и сам от себя не ожидал. Он вдруг выхватил несчастный кусочек хлеба из рук Лизы и швырнул его в лицо старухи.



— Жри и убирайся отсюда! – вскричал он, — и больше, чтобы я тебя здесь не видел! Лиза, а для тебя это первое и последнее предупреждение! Иначе вылетишь с работы, как пробка.

Лиза испуганно закивала в ответ. А старушка нагнулась и подняла хлеб с земли, обдула песчинки.

— Любую беду можно с хлебом съесть, — вздохнув, сказала она, благодарно кивнула Лизе и пошла прочь.

Сергей, который уже направился было к двери, так и замер на месте, услышав эти ее слова. В памяти что-то щелкнуло…

— Как ты сказала? – крикнул он старухе.

— Что сказала? – не поняла та, обернувшись.

— Про хлеб как сказала?

— Любую беду можно с хлебом съесть, — повторила бомжиха, — поговорка такая…

— Я слышал эту поговорку… — ответил задумчиво Сергей и вновь окликнул старушку, — подожди… Как тебя зовут?

— В последнее время Валюхой больше кличут, — грустно усмехнулась старуха, а вообще Валентина Андреевна я.

Сергей изменился в лице, услышав это имя и отчество. Так звали его маму. И поговорку эту она ему говорила. Пожалуй, это немного, что он помнил с раннего детства. Ему тогда было около четырех лет. Мама работала в магазине продавцом. И как-то он забежал к ней в магазин с разбитой коленкой – с велосипеда упал. Плакал сильно. Мама успокоила его, ранку обработала. А тут ей хлеб с пекарни привезли. Ароматный такой – на весь магазин запах свежей выпечки…

Помнит Сергей, как мама отрезала ему еще горячий ломоть хлеба, повидлом намазала, молока налила…

— Сыночек, кушай, кушай, — приговаривала она его, успокаивая, — Это так вкусно… Любую беду можно съесть с хлебом.

— Это как? – удивился тогда мальчик.

— От хлеба человек сытый становится, настроение улучшается, и все беды забываются. – улыбнулась тогда мама.

Красивая она была…

Русые локоны выбивались из- под чепчика, такие ласковые синие глаза…

Такой и запомнил Сергей. И эту поговорку. Он больше никогда ее нигде не слышал. От всех воспоминаний даже слезы выступили на глазах…

И вот вдруг эта бомжиха ляпнула. Он еще зачем-то ее имя спросил…

Валентина…

Нет! Не может быть! Его мама умерла! Ведь бабушка с дедушкой ему так сказали! Хотя ему до сих пор не верилось, что его мама, такая красавица, могла стать алкоголичкой.

— Ладно, мил человек, я пойду, — пробормотала старуха.

— Подождите! – вскрикнул Сергей, сам не понимая почему, но он не хотел отпускать эту женщину. – Пойдёмте ко мне в кабинет.

Лиза недоуменно уставилась на начальника, с удивлением глянула и старушка.

— Что-то я не пойму, — старушка пожала плечами, — то вы гоните меня, то к себе зовете… а не противно? Я ведь бомжичка, правильно вы сказали шваль?..

— Вы простите меня за такие слова, я погорячился, — ответил Сергей, — я хочу извиниться за своё поведение. Просто не сдержался. Работа нервная… Вот и наговорил всякой ерунды. Пойдёмте, я распоряжусь, чтобы вас нормально накормили. А то что вы всухомятку…

Когда Сергей завёл старушку в ресторан, персонал так и замер что случилось с хозяином? Только недавно сам требовал, чтобы её гнали подальше, а сегодня сам завёл?

Да ещё и комплексный обед для неё распорядился принести. Да прямо себе в кабинет. А Сергей и сам до конца не осознавал, что делает. Он просто смотрел на эту несчастную женщину. Нет, конечно, он ошибся. Его мама давно умерла. Это просто опустившаяся тетка…

Детская мечта о том, что мама однажды вернется, на миг завладела его разумом. Выгнать уже эту голодную несчастную женщину было неудобно, и Сергей решил, что как только она поест, тут же её выпроводит. Потом прикажет все тут продезинфицировать, посуду эту выкинуть…


И больше бомжиху на пушечный выстрел к ресторану не подпускать!

— Спасибо вам, — насытившись, сказала женщина и благодарно посмотрела на Сергея. – смотрю вот на вас и сына своего вспоминаю, вы уж простите.

— А где ваш сын? – немного резко спросил Сергей, — где вообще ваши родные? Вы вообще почему так выглядите и где живёте?

— Живу я где придётся в последние три года, — со вздохом призналась старушка, — а до этого… Много всего было. Вы не думайте, что я алкашка какая… Просто мне жизнь сломали с самого её начала.

И она рассказала, что раньше у неё была семья – сын, муж. С мужем они поженились, когда им по двадцать лет было. Родители Валентины умерли к тому времени. А вот родители мужа здравствовали и занимали очень высокие посты в их городе – отец в исполкоме сидел, мать где-то в отделе образования. Невзлюбили они Валентину с первого дня. Другую жену сыну искали, а он женился на какой-то простолюдинке – обычной продавщице из продуктового магазина… Хотя сам инженером был, мог найти себе под стать на своем авиационном заводе. А он Валю выбрал, у них сын родился.

— Мы его Сереженькой назвали, — всхлипнула старушка, вспоминая, — и всё у нас хорошо было. А потом беда погиб мой Коля. Он тогда в командировку в другой город поехал, а по дороге на него грузовик вылетел со встречной полосы.

Сергей слушал и не мог поверить во все происходящее – все, что рассказывала эта женщина, напоминало ему историю его родителей…

И имена совпадали…

— Когда Колю похоронили, то через неделю ко мне свекровка со свекром пришли, сказали, что Серёжа с ними жить будет. Я отказалась. Тогда они пригрозили, что если я по-хорошему сына не отдам, то заберут по-плохому. Я им тогда не поверила. Выгнала из дома. А через месяц в магазине ревизия нагрянула и такую у меня растрату нашли, что и поверить невозможно. А они насчитали. И главное по документам все правильно. В общем, обвинили меня в растрате, — вспоминала Валентина, — много дали… Почти десять лет. Ни за что… И отсидела я от звонка до звонка. Уже в тюрьме узнала, что лишили меня родительских прав. Больше я своего Сережёньку и не видела. А когда вышла, узнала, что в квартире служебной давно другие люди живут. И свекра со свекровью в городе не было. Уехали. А куда – никто мне не сказал. И сына моего увезли.

Сергей был потрясен. Неужели эта женщина рассказывает его историю? Он решился спросить название города и как звали родителей мужа…

И тут совпадение! Сердце у Сергея отчаянно заколотилось. Да, перед ним сидела его мама! Живая! А ведь дедушка с бабушкой уверяли, что она умерла. Получается, врали. Просто очень удачно от нее избавились – от неугодной невестки. Сломали жизнь человеку…

Разлучили сына с матерью. У Сергея кольнуло в груди – он вспомнил вновь свои детские воспоминания, маму…

Такую красивую…

А может быть, все это только совпадения? Не могли быть его дедушка с бабушкой такими жестокими! А Валентина рассказывала и рассказывала – ей, видимо, давно хотелось излить кому-то свое горе….

— Из города я в деревню уехала, — продолжала она, — там жила в родительском доме, работала на ферме. На пенсию там же вышла. А потом в моем доме проводку замкнуло. Как сама успела выскочить. Словом, сгорел дом до тла…Помыкалась я по соседям с месяц, а потом мне знакомые предложили в Москву поехать – там на швейную фабрику работниц набирали, общежитие было. Я и согласилась. А что? Шить я умела, мне не важно, сколько платили. Главное, что крыша над головой была. Но оказалось, все это обман был. Не фабрика вовсе, а какой-то подвал. Там и работали, и жили…

Документы отобрали, никуда не выпускали. А потом я приболела. Так хозяева меня на улицу и выкинули без документов. Помирать… а я выжила. Пошла было в полицию пожаловаться, так меня там никто слушать не стал. А я и настаивать не стала – сидела, знаю, что не надо на рожон лезть. И вот три года уже, как скитаюсь. Кто подаст, где бутылки сдам – на это и питаюсь. Живу в подвале брошенного дома. Там даже зимой тепло… а вот недавно Лиза меня приметила. Стала еды мне давать. Вы уж, хозяин, не ругайте её сильно. Она добрая… Я понимаю, что зря тут ошивалась. Мало приятного на меня смотреть, но голод не тётка…



Валентина закончила свой рассказ. Сергей был в смятении. Сказать ей, что он её сын? А если это неправда и только лишь череда совпадений. А может быть, эта бомжиха вообще мошенница? Просто узнала про Сергея, про его жизнь и врет внаглую? Хотя не похожа она на такую. Понятно, что просто уставшая от тяжелой жизни женщина…

Сергей решил пока ничего не говорить. Просто распорядился на кухне собрать ей продуктов, вручил все Валентине и проводил к выходу… А потом кинулся к себе в кабинет. Ниночка уже убирала посуду.

— Стой! – вскричал Сергей и аккуратно взял стакан, из которого пила Валентина.

Ниночка ошарашено смотрела, как босс запечатывает этот стакан в пакет, потом еще и ложку взял. А потом сорвался и умчался из ресторана, никому, ничего не сказав…

Сергей полетел в лабораторию, где сдал тест ДНК…

Вечером он обо всём рассказал Маше. Жена, конечно, была в шоке. Но подумав, она заявила:

— А я вот верю, что твои дедушка и бабушка могли так поступить. Они ведь и меня не очень сразу приняли. Все шипели по началу мне в ухо, что я плебейка, прицепилась к их внуку…

— Баба Катя? – ахнул Сергей, — дед Иван? А почему ты мне ничего не сказала?

— А зачем? Чтобы ты из-за меня разругался с самыми близкими тебе людьми? – пожала плечами Маша, — тем более что вскоре их и не стало.

Сергей все дни, пока шла экспертиза, был как на иголках. Очень ждал результатов. А ещё он всё время поглядывал в ресторане в окна – не пришла ли Валентина. Но её не было. И Лиза его уверила, что больше её не видела.

— Лиза, ты если её увидишь, мне скажи, — попросил Сергей, — не бойся, я не буду ругаться.

Девушка клятвенно пообещала…

И вот позвонили из клиники. Сергей буквально полетел за результатами ДНК, дрожащими руками вскрыл пакет…

Да, Валентина – была его матерью! Мужчина просто ошалел! Вот так в пятьдесят лет он вновь обрел мать, которую долгие годы считал умершей…

Мама…

Мамочка…

Сергей уже совершенно не думал, что его мать – бомжиха. Не испытывал никакого чувства брезгливости. Он все исправит! Вот только где Валентина? Почему-то она так больше и не приходила к ресторану, а спросить, где она живет, в каком подвале, он так и не додумался.

Прошла неделя, месяц…


Валентины нигде не было. Сергей уже и в полицию обратился, и в больницу. И вот в одной из них ему сказали, что в палате с туберкулезниками лежит похожая женщина. Сергей сразу примчался туда.

— Бомжиха какая-то, — пренебрежительно сказала медсестра.

— У нее туберкулез?

— Нет, — покачала медсестра головой, — но куда мы её положим? У неё ни документов, ни денег. Да и помрёт она скоро.

— Почему помрёт? – воскликнул Сергей.

— Да под машину она попала, там сложные травмы. Врачи сделали операцию, но чтобы лечить её надо лекарства. А они дорогие. Без них ей недолго осталось.

Сергей настоял, чтобы ему показали эту женщину. Когда он вошёл в палату, то сразу у дверей увидел её – Валентину. Она спала. Лицо её осунулось, побледнело. Но несмотря на сложность своего состояния, выглядела она даже моложе…

Сергей сразу вспомнил свою молодую маму. Да, это она! И почему осторожно коснулся руки.

— Мама, — прошептал он.

Медсестра, что была рядом, даже отшатнулась, услышав это. Надо же! Такой приличный человек, а мать — бомжичка…

Веки у Валентины дрогнули, она открыла глаза и непонимающе посмотрела на Сергея.

— Вы? Вы зачем здесь? – прошептала она в ответ.

— Потому что я – твой сын, — дрогнувшим голосом произнёс Сергей.

— Не пойму, — лоб Валентины покрылся испариной, она попыталась встать, но от боли вновь упала на подушку. – Серёжа? Ты Серёжа? Сынок? Нет, это ошибка.

Женщина жадно смотрела на мужчину, выискивая родные черты. И находила их…

Как же она тогда в первую встречу ничего не поняла? Она ведь просто подумала тогда, что какой добрый богач ей попался, хотя вначале был очень несдержанный…

Сергей достал бумагу с результатами ДНК, рассказал все.

— Ты сразу догадался? — улыбнулась Валентина, ещё не веря в происходящее, — сыночек мой…

— Нет, не сразу! – признался Сергей, — просто было столько совпадений. И эта поговорка про хлеб… Мама, помнишь, как я прибежал к тебе в магазин с разбитыми коленками, а ты меня утешала и угощала горячим хлебом?

— Я всё, сынок, помню, — заплакала Валентина, — жалко, что мы так поздно с тобой встретились. Мне ведь не долго осталось.

— Нет! – вскричал Сергей, — я не для этого тебя нашёл, чтобы так легко потерять! Мама, я обязательно тебя вылечу!…

И вылечил…



Валентину перевели в лучшую клинику города, где вскоре она пошла на поправку. А из больницы ее забирал Сергей вместе со всей своей семьей. Коля, Катя, Маша…

Дети и жена очень быстро поладили с Валентиной, которая оказалась очень милой женщиной. И все были счастливы! Но особенно был рад Сергей — мама…

Она теперь с ним рядом. И хоть на склоне дней её в жизни всё будет хорошо! Но самой счастливой была Валентина хоть на старости лет она с сыном, с его семьей, с самыми родными.

P.S. Делитесь своим мнением в комментариях, друзья. Ждем вас под этим постом.

Наши соцсети:

Телеграм – https://teleg.one/alibabainfo

Источник


Тоже интересно